В современном мире, всецело направленном на комфорт и потребление, остается одна (и нерешимая) проблема, лишающая его комфорта и прекращающего потребление — СМЕРТЬ.

Религия, которая предлагает решение на путях самоограничения и служения, в силу противоположности своих путей, не может удовлетворить насельников «дивного нового мира». Его адепт исповедует практику в духе философии Эпикура: «пока я есть, смерти нет; когда смерть есть, меня уже нет». И потому смерть всячески игнорируется в нашей жизни: о ней неприлично говорить, к ней нельзя готовиться, смерть вообще МОВЕТОН.
Но смерть есть и, независимо от нашего желания, бесцеремонно врывается в нашу жизнь, заставая нас врасплох — совершенно неподготовленными к ней.
Мнение о посмертной участи у обывателя самые примитивные: 40% так назваемых «православных» по данным опросов верят в реинкарнацию. Естественно, здесь нет ничего общего с индийской философией и религией: их положения для обывателя (буде вообще станут известны) — дикость и суеверие. Здесь «религия» выступает в классическом марксовском амплуа «опиума народа». Еще одна дежурная банальность, которую может выдать «хвилософствующий» обыватель, что смерть НОРМАЛЬНА, естественна и, естественно, неизбежна.

Потому понимание того зла, которое несет с собой смерть принципиально важно для христианства и его проповеди.

Итак, последствия смерти:

1. Исчезновение человеческой личности. В христианстве человек — образ Божий (и как цель — подобие Божие). Это знают почти все. Потому человек как личность есть образ ЛИЧНОСТИ БОГА. Потому любое исчезновение личности — это КОСМИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА. И именно это пугает человека в смерти. Перед исчезновением личности пасуют все примитивные идеи бессмертия: бессмертие в детях (а ежели их вообще нет или помрут раньше?), «в памяти народа» (слава Герострата или слава Пушкина). Существует два логических исхода: либо абсолютное бессмертие личности (как в христианстве), либо иллюзорность и коррупционность личности (майя) как в индуизме. Но индуизм пантеистичен, а христианство теистично.

2. Разрыв связей человеческой любви. Последствием смерти любимого является дыра в моей душе, дыра размером с человека и из дыры веет адским холодом НЕБЫТИЯ. Точно также и я знаю СЕЙЧАС, что моя смерть принесет такую же боль моему любимому. Поскольку человек стремится к любви (и сама способность к многоразличным её проявлениям богодарованна), без избавления от смерти нет избавления от многочисленных разрывов любовных связей (супружеских, родительских, сыновних, братских, дружеских и т.п.).

И вот карма-кола реинкарнации в таком случае не дает нам ничего: ни бессмертия моей личности (т.к. был я Иван Петрович, а теперь (и это в лучшем случае) Марья Иванна), ни сохранения моей любви (т.к. один любящий теперь — кролик в Австралии, а второй — таракан в России).

ТОЛЬКО УЧЕНИЕ о ВОСКРЕСЕНИИ МЕРТВЫХ, по образу воскресения Иисуса Христа
дает нам и

1. бессмертие и ОБОЖЕНИЕ моей личности во Христе
и
2. встречу с любимыми в воскресении 

Потому христианство избавляет нас от экзистенциального страха смерти и призывает к подлинной радости и творческому восхождению к престолу Бога во Христе Иисусе Господе Нашем.

Христос воскресе!

Диакон Георгий Канча

Автор диакон Георгий Канча