Читая Акафист Пресвятой Богородице, диакон Георгий Канча предлагает вглядеться в смысловые параллели Ветхого и Нового Заветов.

Первый икос Акафиста Пресвятой Богородице повествует о Боговоплощении:

«Ангел предстатель с небесе послан бысть рещи Богородице: Радуйся! И со безплотным гласом воплощаема Тя зря, Господи, ужасашеся и стояше, зовый к Ней таковая …»

Однако, в греческом тексте «ужасашеся и стояше» — ἐξίστατο καὶ ἵστατο. То есть дословно «исступив и стоя».

Этот экстаз, т.е. исступление, наводит на мысль об экстазе из греческого текста Септуагинты.

Греческим словом экстаз  богодухновенные переводчики Ветхого Завета перевели еврейское тардема, т.е. «крепкий сон» из книги Бытия 2:21 в рассказе о сотворении жены: «И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию».

Таким образом, возникает смысловой параллелизм:

  •  человек Адам в исступлении созерцает до-сотворение/усовершенствование человека («мужчину и женщину, сотворил их»);

 

  • архангел Гавриил в исступлении предстоит чуду Боговоплощения/пере-сотворения человека.

 

Но есть и иной параллелизм:

  • исступлённый Адам созерцает сотворение жены (евр. ИША) из мужа (евр. ИШ) и потом изрекает пророчество (основанное на игре слов еврейского языка): «И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться ИША, ибо взята от ИШ’а»
  • архангел Гавриил в исступлении созерцает чудо создания Нового Адама от плоти Новой Евы и произносит ряд хайретизмов (восхвалений), в которых, при помощи поэтически сформулированных парадоксов, описывается сотериологический и догматический смысл воплощения Логоса:

Радуйся, Еюже радость возсияет;
радуйся, Еюже клятва изчезнет.
Радуйся, падшаго Адама воззвание;
радуйся, слез Евиных избавление.
Радуйся, высото неудобовосходимая человеческими помыслы; .
радуйся, глубино неудобозримая и ангельскима очима.
Радуйся, яко еси Царево седалище;
радуйся, яко носиши Носящаго вся.
Радуйся, Звездо, являющая Солнце;
радуйся, утробо Божественнаго воплощения.
Радуйся, Еюже обновляется тварь;
радуйся, Еюже покланяемся Творцу.
Радуйся, Невесто Неневестная.

 

Так, в непрерывном диалоге со Священным Писанием, рождается святоотеческая поэзия, высоким образцом которой является Акафист Пресвятой Богородице.

Диакон Георгий Канча

Автор диакон Георгий Канча