Артём Александрович Перлик — православный эрудит, писатель, поэт, патролог, учёный-исследователь, педагог.

Имеет три высших образования — филологическое, культурологическое и теологическое. Автор стихов, сказок, пьес, духовной литературы и научных статей. Пишет научные работы в области патристики, патрологии, истории Западной Европы и Церковной истории, а также много лет занимается волонтёрской деятельностью.


Артём Александрович уже практически стал постоянным автором нашего портала Таганрогского благочиния. Мы решили побеседовать с ним, не ограничиваясь только церковной темой.

О волонтёрстве

 Артём Александрович, 2018 год объявили в России годом добровольца. Эта тема сегодня интересует многих. Вы давно занимаетесь волонтёрской деятельностью и даже написали книгу «Ты нужен мне», посвящённую социальному добровольному служению. В связи с этим хочется у вас спросить, как вы оцениваете важность такого явления как добровольная безвозмездная помощь людям в современном мире?

Как возможность для помогающих встретиться с Богом и узнать, что мы обретаем радость только на пути умножения света и доброты.

Вспоминаю, как однажды после моей лекции ко мне подошла студентка и сказала, что ходит в храм уже пять лет и даже поёт на клиросе, но Бога не чувствует.
– Покажите мне Бога! – попросила она.
– Дорогая, – сказал я ей – что вы делаете в это воскресение после литургии?
– Ничего…
– Тогда мы с вами поедем поить чаем больных в психоневрологическом интернате.
Студентка согласилась и мы отправились в наш волонтёрский поход, стараясь утешить и обрадовать интернатовских подопечных. А когда мы окончили этот труд и пошли к автобусной остановке, студентка удивлённо сказала, что она сейчас впервые за всю жизнь чувствует, что Бог есть…

Авторская книга Артёма Перлика о социальном служении

Авторская книга Артёма Перлика о социальном служении

Сталкивались ли вы с проблемой выгорания от осознания тщетности идеи помочь всем, кто нуждается в помощи? Как с этим можно бороться, ведь есть категория людей, которым выгодна позиция жертвы. Можно ли что-то сделать с ними, как-то улучшить жизнь человека, если сам он этого не хочет, хотя не всегда в этом признаётся даже самому себе.

Я всегда говорил своим волонтёрам, чтобы они советовались с кем-то любящим их – сколько им по силам сделать, и обязательно причащались не реже раза в неделю.
Кроме того я участвую со своими волонтёрами в разных делах: мы помогаем в больницах, интернатах, помогаем старикам, инвалидам, умственно отсталым детям и ещё многим – и такая частая перемена деятельности не даёт им скучать и хандрить.
И третье – все мои волонтёры – это мои студенты-выпускники и друзья. Поэтому после каждого волонтёрского похода мы много общаемся, проводим часть дня вместе, делимся теплом друг с другом, а Господь (это у Него в обычае) – уже забоится о том, чтобы разукрасить наш день в цветную радугу Духа, и тогда ты чувствуешь, что живёшь то ли в песне то ли в сказке.

 Признаюсь, что тема волонтёрской деятельности очень интересна лично мне. Я несколько лет возглавляю движение волонтёров в своём городе и заметил очень странную, порой даже пугающую тенденцию. Может быть, я не прав, но мне видится, что обычный человек, который горит идеей изменить мир к лучшему, кому-то помочь в попытках реализации своего стремления попадает в тиски неизбежного политического противостояния между властью и оппозицией. Если кратко, то власть смотрит на добровольца как на бесплатную рабочую силу с одной стороны, а с другой боится любой самодеятельности и старается ограничить и запретить кому-либо помогать без разрешения сверху. Присутствует страх утратить контроль над деятельностью общественников.
А оппозиция в свою очередь с одной стороны отмечает в добровольческих общественных объединениях навыки самоорганизации, но при этом заинтересована не в позитивных изменениях в обществе, а в раздувании протестного потенциала в корыстных целях. Любая позитивно направленная деятельность, сотрудничество с институтами власти рассматривается этими силами в негативном свете.
Как обычный человек должен себя мотивировать и вести, чтобы не стать заложником политики, а добиваться поставленных целей в социальном служении?

Я в этом не разбираюсь, так как все мои с моими студентами волонтёрские служения были и остаются нашей частной инициативой, которую мы совершаем потому, что чувствуем свою жизнь глубоко ущербной без добрых дел…

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам;
ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мф. 7, 7-8).

Следующий вопрос: как мы уже говорили, этот год назван годом добровольца. Это привело с одной стороны к тому, что волонтёрство попало в фокус общественного интереса, с другой стороны сейчас очень много информационного шума по этому поводу. Проводятся различные бесконечные слёты, сейшены, форумы, конкурсы, оформляются бесполезные проекты ради показухи. Столкнувшись с этим явлением, человек, который изначально был настроен действительно помочь нуждающимся, нередко охладевает. Что можно сделать, чтобы волонтёры, особенно молодёжь занималась добрыми делами не для галочки и карьерного роста?

Один знакомый американец говорил, и его слова будут ответом на ваш вопрос: «С тех пор как я выбросил телевизор, вы, оказывается, пережили три экономических кризиса… А я и не знал…»

Думаю, это означает, что информационный шум следует просто игнорировать. Перейдём к следующей теме.

О Церкви и отношении к Богу

 Хочется поговорить с вами о вере и отношении к Богу. В своей статье «Встреча человека с Богом», вы сказали, что одним из способов почувствовать Бога является способ «пережить страдание». Что это значит?

Когда мы чувствуем боль – мы часто становимся восприимчивыми к тому, что мир пронизан Богом, и к тому, что Он нам хочет сказать…

 Вы много пишете о любви. В Евангелии от Матфея сказано, что конец этого мира наступит, когда «умножится беззаконие и в людях оскудеет любовь». Я знаю людей как в христианской, там и в светской среде, которые пребывают в удручённом состоянии, порой даже в глубокой депрессии, потому что видят много беззакония, несправедливости и остро переживают отсутствие любви. Им кажется, что они уже застали последние времена. Как правильно понимать этот отрывок из Писания и как правильно построить свою жизнь, чтобы избежать мыслей неизбежного конца в нашем несовершенном мире?

Сегодня в храм на литургию пришла нищенка, и все люди сторонились её из-за её нелепого вида и плохого запаха. Она села на лавочку рядом со мной – все другие встали и ушли, а я ей обрадовался – ведь теперь все ненужные другим в этом храме нашли друг друга…
Я знал, что в этом храме все ко мне равнодушны, как равнодушны и к этой бабушке. Но я стал улыбаться ей, помог ей чем мог – и на сердце у меня была Божья песня, и я точно знал, что драгоценен в этом мире и что живу ненапрасно.

И это, – одно из важнейших свойств доброты – она даёт нам на опыте пережить, что мы важны для Христа. Все на Земле ищут счастья. Но счастливыми становятся только те, кто ищет его для других… Потому что Великий Бог тогда ищет его для нас…

преСвятая Троица (римско-католитическая церковь)

В своих статьях вы говорите о доверии к Богу как очень важном аспекте духовного пути. Но если человек считает, что Бог ему не нужен, что можно обойтись без Него, это значит он отвергает путь духовного развития в принципе или этот протест тоже часть его личного пути к Богу?

Всё, что есть в мире, Бог оборачивает в наш путь к Нему, и потому все, кто ищет истину, Его находят. Один учёный из учеников французской исторической школы в XIX веке ездил проводить раскопки в Палестине, чтобы доказать, как ему казалось, неисторчиность Нового Завета. В результате он нашел столько подтверждений историчности евангельских событий, что принял христианство.
Важно только искать свет и не жить для себя – и тогда мы обязательно Его встретим.

О литературе

 Вы пишете не только научные статьи, но и стихи, а также сказки. Что для Вас является наиболее важным, ценным из уже написанного. Чему отдаёте предпочтение и почему?

Климент Александрийский писал, что «Слова – это детки души». Поэтому я каждый раз пишу то произведение, музыку которого ношу в своём сердце перед этим: писатель всегда знает, что он напишет – статью или сказку, и узнаёт это по предощущению будущей вещи, когда ты знаешь, что именно так, а не иначе, в мир через тебя должна прийти новая красота. Это подобно тому, как будущая мать носит ребёнка и уже точно знает: будет у неё мальчик или девочка.

На ваш взгляд, какими качества должен обладать человек, который хочет стать настоящим писателем? К чему нужно стремиться?

Прежде всего человеку нужно понять, на каких путях лично он должен умножать красоту. Обычно это становится ясным уже в юности, и здесь важно довериться зову сердца, не думая о зарплате. Ведь, как пел Виктор Цой «У кого есть хороший жизненный план вряд ли будет думать о чём-то другом». А решившийся жить в этом мире ради того, чтобы принести своей жизнью свет, решается одновременно на такое доверие Богу, когда он не будет знать точно, откуда к нему каждый раз будет приходить материальная помощь – но она всегда придёт к нему в последний момент, ведь это, как писал Иоанн Златоуст – обычай Бога – помогать, когда большинство, кроме светлых и мудрых, начинает терять надежду. Старец Ефрем Ватопедский говорит об этом, что «Господь помогает без пяти». А философ Николай Бердяев усматривал в этой постоянной неожиданной помощи творческим и служащим добру людям несомненный знак реальности Бога и его помощи. И вправду, когда каждый раз по человеческой логике всё должно быть плохо – Бог устраивает так, что пути добрых приводят к доброму концу. Это ли не знак Его помощи?

И ещё одно – человек годам к двадцати, как писала Урсула Ле Гуин, должен определиться – будет ли он жить как все «С понедельника по пятницу, с восьми до пяти – и так до самой смерти», или он решиться последовать по своему уникальному пути. Это очень важно для настоящего писателя и поэта – понимать, что ты становишься тем, кто указывает на неважность перед Богом всей существующей от падения Адама и Евы системы ложных человеческих отношений! Ложность всей мужской цивилизации статуса, в которой ты считаешься поэтом или ещё кем-то только потому, что ты имеешь об этом соответствующую справку! А ты становишься тем, кто решается быть без справки о своей настоящести, без справки о том, что твоей рукой и сердцем водит Дух Господень. Тогда ты оказываешься в одном лагере с Шекспиром и Данте, которые тоже не имели удостоверения союза писателей. И, конечно, всевозможные умники и формалисты, заведующие выдачей справок, никогда не призна́ют тебя писателем, ведь ты будешь живым обличением их ложности.
И чем больше писатель возрастает в благодати и мудрости, тем сильней к нему тянутся все те, кто хотел бы приобщиться традиции Духа Святого, но и все люди мира сего – от хамовитой продавщицы в магазине до журнального критика – сделают всё, чтобы досадить тебе. Но зато ты знаешь, что сделанное тобой никогда уже не умрёт!

Чтоб понять, что испытывает настоящий поэт, приведу об этом одно замечательное и пронзительное стихотворение Шарля Бодлера «Альбатрос».

***
Временами хандра заедает матросов,
И они ради праздной забавы тогда
Ловят птиц Океана, больших альбатросов,
Провожающих в бурной дороге суда.

Грубо кинут на палубу, жертва насилья,
Опозоренный царь высоты голубой,
Опустив исполинские белые крылья,
Он, как вёсла, их тяжко влачит за собой.

Лишь недавно прекрасный, взвивавшийся к тучам,
Стал таким он бессильным, нелепым, смешным!
Тот дымит ему в клюв табачищем вонючим,
Тот, глумясь, ковыляет вприпрыжку за ним.

Так, Поэт, ты паришь под грозой, в урагане,
Недоступный для стрел, непокорный судьбе,
Но ходить по земле среди свиста и брани
Исполинские крылья мешают тебе…

Можете посоветовать почитать кого-то из современных авторов молодому поколению?

Я бы вообще советовал читать как можно больше, чтобы через великие книги касаться сияющего сквозь них Бога – и в этой Встрече – один из важнейших смыслов искусства.
Я вовсе не имею ввиду, что книга должна непременно о Боге говорить. Но всякое высокое произведение, будь то беседы Конфуция, заметки Кенко Хоси и Сей-Сёнагон, стихи Ли Бо или Фроста – являет мир в свете христианской мудрости, хотя автор может быть и язычником. И это явление, что всякая великая книга видит мир по христиански – много говорит о реальности и единстве того духовного мира, который настоящий писатель открывает читателю, даже когда говорит об утреннем чаепитии.

Урсула Ле Гуин писала: «Мы читаем книги, чтобы узнать, кто мы такие».
И, если мы не орки, умники или гоблины (что книга укажет тоже), то читая мы сможем в конце-концов понять, на каких путях нам следует умножать красоту…

О культуре

Академик Дмитрий Сергеевич Лихачёв говорил, что «Культура — это то, что в значительной мере оправдывает перед Богом существование народа и нации». Согласны ли вы с таким утверждением?

Культура в своей высоте – это реальность той богословский, паламитской истины, что человек может творить новую красоту в сотворчестве с Богом, и тогда эта красота никогда не умрёт, но будет спасена вместе с человеком, точно так, как с Моцартом спасается его музыка, а с Андерсеном его сказки.

Когда говорят о культуре в целом, часто не уточняют о какой именно, имея в виду весьма абстрактное понятие «всемирной культуры». Но ведь культуры разных народов и в разные историческое периоды могут иметь фундаментальные противоречия на ценностном уровне. Появляется ряд вопросом: так что же тогда принять за эталон? Считаете ли вы, что стремление сравнять значение для человека христианской культуры и культуры языческой приводит к тому, что само понятие культуры размывается? Нужно ли при поддержке культуры, делать упор именно на её христианской составляющей?

За эталон мы принимаем сияние Духа Святого в том или ином произведении, вещи, слове, поступке. Но для того, чтобы так измерять культурные феномены, человек должен знать благодать на вкус – так, как это умели святые или поэты.
По этому поводу английский классик Альфред Эдвард Хаусмен говорил, что пёс терьер не может дать определение крысе, но покажи ему крысу – и он тотчас узнает, что это она. «Так и я» – пишет Хаусмен – «узнаю́ настоящую поэзию по особым, лишь ей присущим признакам».
А признак этот – есть созвучие благодати в сердце смотрящего и в глубинах той красоты, которую он созерцает. Именно потому если христианин не чувствителен к подлинной поэзии, то, скорее всего, он ещё не знает Бога на вкус… И наоборот – те прекрасные афонские старцы с которыми я общался – Дионисий Каламбокас, Никон Лазару, Иларион Михаил – были тончайшими ценителями красоты и прекрасно разбирались не только в литературе, но и в фильмах, музыке, истории, науках и так далее… Ведь для мудрого Бог сияет во всей мировой красоте!

sculpture_monument_architecture_vienna_building_europe_famous_history-1222587

Вопрос, который сегодня обсуждают на многих форумах, в том числе и православных: является ли настоящая культура нравственной или её нельзя измерять такими категориями? Другими словами, может ли какое-либо культурное явление быть пошлым, аморальным и требующим преодоления, а не сохранения как нечто ценного в силу традиций?

Пушкин в своей переписке с Вяземским заметил, что поэзия выше нравственности, или по крайней мере, совсем другое дело. Это означает, что всякое высокое произведение побуждает нас к перемене (о чём замечал Аристотель), не потому что нам прочитали мораль, но потому, что мы через это творение мастера прикоснулись к Богу.
А тогда, как писал Сергей Довлатов, даже неверующий человек начинает плакать и говорит: «Господи! Как же мерзко, некрасиво я живу! Сегодня же, сейчас же начну жить по другому».
И человек меняется, но не через назидание, а потому, что ему вдруг открылась та красота, которой Бог творил мир и для которой прежде начала вселенной был задуман он – зритель, читатель, слушатель – для которой мы и родились людьми!

Илья Пирогов

Беседовал Илья Пирогов

Артём Перлик

Артём Перлик